Раймонд Кальюлайд: нынешнее правительство — не ангелы с небес, а ужасная команда

В Центристской партии все сосредоточились на рейтингах и выборах. Сейчас на первом месте Партия реформ. Центристы и EKRE борются за второе место, между ними идет конкуренция. Если центристы 20 % времени думают про страну, а 80 % про свой рейтинг, то социал-демократы наоборот, 20 % про рейтинг, а 80 % про страну. На наших собраниях мы обсуждаем то, как помочь людям, сказал депутат Рийгикогу Раймонд Кальюлайд в интервью RusDelfi.

Как сейчас работает парламент? На работу в Рийгикогу нужно приходить?

Да. Большой зал парламента не может работать в электронном виде. Есть рабочая группа, которая решает этот вопрос. В будущем может возникнуть ситуация, когда большинство членов Рийгикогу будут на карантине и не смогут голосовать. Но сейчас это маловероятно.

Вы ходите на встречи или сидите дома?

Я ни с кем не встречаюсь. Еще до начала ЧП понял, что нужно избегать контактов с людьми. С мамой и другими близкими созваниваюсь по телефону или по Skype. Я привык общаться по компьютеру, еще когда был предпринимателем, было много дискуссий через интернет. Честно, видеоконференции часто намного эффективней, чем обычные встречи.

Даже в магазин не ходите?

Нет. Мы заказываем через интернет. Сейчас проблемы с доставкой из обычных продуктовых магазинов. Нашли маленькие лавки, заказываем оттуда. В целом, проблема с доставкой серьезная.

1 апреля вы попросили написать вам письмо — ”Как вы справляетесь с кризисом”. Поступили ли уже сообщения и какие истории вас удивили больше всего?

Очень много писем пришло. Меня в данный момент ничего не удивляет. До какой-то степени проблема в том, что политики далеки от жизни людей, которые получают минимальную или среднюю зарплату, от тех, кто ездит на работу на автобусе, кто не может отложить все и работать удаленно. Многие медсестры не могут сказать, что будут брать анализы крови по Skype.

Много писем про то, что человека хотят сократить, сокращают или от него хотят избавиться — требуют написать увольнительную по собственному желанию. Это один круг людей, я ожидал меньше писем на эту тему. Второй круг — те, кто работают, но понимают, что нынешний пакет экономической помощи для них не предусмотрен. Это дизайнеры, рекламщики, творческие люди с OÜ или FIE.

Как вы, будучи членом комиссии по иностранным делам в Рийгикогу, сможете им помочь?

Через фракцию Социал-демократической партии. У меня очень компетентные коллеги из разных комиссий. Я думаю, правящей коалиции стоит обратить внимание на все предложения, даже от оппозиции. В данный момент нет разницы, из оппозиции ты или нет. Ко всем надо прислушиваться.

В последнее время вы достаточно агрессивно высказываетесь в социальных сетях и на своем сайте. Критикуете правительство и в частности центристов. Казалось бы, сейчас нужно помогать людям, а не вести политическую войну. Например, после письма мэра Кылварта премьер-министру Ратасу, вы пишите: ”Миша и Юри, чем вы занимаетесь? Что это за провинциальный любительский театр?” Говоря о компенсации за отмену концертов, называете правительство жуликами и так далее.

Я несколько раз поддерживал принятые правительством меры. Но по какой-то причине на это не обращают внимание. Недавно общались с министром иностранных дел Урмасом Рейнсалу по поводу ЕС и внешней торговли. Мы все были согласны с его предложением. Поэтому нельзя утверждать, что я или соцдемы только критикуем.

Про письмо Кылварта Ратасу. Мы видим много попыток извлечь политическую пользу из нынешней ситуации. Представьте, я бы написал председателю своей партии Индреку Саару открытое письмо с требованиями. Это было бы смешно. Все понимают, что мы общаемся и встречаемся каждый день.

Кажется, вы точно так же сейчас делаете — извлекаете политическую пользу.

Нет. Роль оппозиции в городе и в парламенте — следить за деятельностью политиков, делать конструктивные предложения, когда мы видим открытый популизм, на это надо обращать внимание. Нельзя во время ЧП просто заткнуть оппозицию. Такой подход был в 2007 году, после переноса Бронзового солдата. Оппозиции и даже ученым было сказано, что нельзя критиковать правительство Андруса Ансипа. Единственный, кто тогда это делал — был Юхан Кивиряхк. Поэтому было бы неправильным сейчас соглашаться с каждым действием правительства. Особенно в этой коалиции.

Это не ангелы с небес. Будем честны, это ужасная команда. На голый популизм надо обращать внимание. Слушайте, когда глава МИДа Рейнсалу надевает желтый жилет и лично идет встречать самолет с масками из Китая — это цирк. И это нужно называть цирком.

То есть вы не считаете, что сейчас соцдемы борются за голоса через критику правительства.

Мы не думаем сейчас о голосах и выборах. Даже во время общения в рабочих группах в партии мы ни разу не говорили о выборах. К сожалению, другие политики об этом думают очень много.

С вашим приходом в Социал-демократическую партию изменилась коммуникация политической силы, не берусь судить, в лучшую или худшую сторону. Как вы оцениваете свое влияние на партию?

Рано еще говорить об этом. Я в партии несколько месяцев. Я только изучаю внутреннюю культуру партии. Не думаю, что я как-то изменил ее. Возможно, в будущем я смогу больше предлагать и что-то менять. Сейчас я доверяю и тесно работаю с руководством. Поменялась ли коммуникация? Я думаю, изменилось время.

Сейчас важно помогать близким, пожилым людям, безработным. Как соцдемы могут помощь эстоноземельцам, будучи в оппозиции в парламенте и не имея муниципального ресурса?

Часто недооценивают роль и важность оппозиционных сил. Если у нас нет рычагов власти — зачем мы вообще нужны? Это не так. У оппозиции очень важная роль.

Первое. Никто кроме оппозиционных партий не следит за действиями правительства. Да, у нас есть свободная пресса, журналисты. Но все равно есть разница, как журналисты и парламентарии получают информацию. У нас есть свои полномочия, которые мы можем использовать. Свое влияние.

И второе. Действующая власть занимается сегодняшним и завтрашним днем. Оппозиция должна думать на несколько шагов вперед. У нас сейчас идет работа, как можно помочь людям. У правительства фокус на предпринимателей — это правильно, это нужно, принятые меры верны. Но я и мои коллеги считаем, что нужно сосредоточиться на проблемах обычных людей. Например, на пожилых людях. Вроде бы, их это не касается — пенсия есть, цены в магазинах, может, даже будут ниже. Но пенсионеры зачастую справляются с помощью своих детей, внуков. Но сейчас детям будет трудно, многие потеряют работу. Поэтому нельзя забывать про пожилых людей, теперь государству нужно будет им помочь.

Вы пополнили ряды социал-демократов в ноябре прошлого года. В чем главное отличие соцдемов от центристов?

Между нами большая разница. В Центристской партии все сосредоточились на рейтингах и выборах. Сейчас на первом месте Партия реформ. Центристы и EKRE борются за второе место, между ними идет конкуренция. Если центристы 20% времени думают про страну, 80% про свой рейтинг, то социал-демократы наоборот, 20% про рейтинг, а 80% про страну. На наших собраниях мы обсуждаем то, как помочь людям. Среди ведущих соцдемов в целом — почти 10 лет опыта работы министром социальных дел. И это из 30 лет независимости.

Если говорить про Таллинн, то в 2002 году я был советником тогдашнего мэра Эдгара Сависаара. Мы строили муниципальное жилье. Потом ввели автобусные полосы и бесплатный общественный транспорт. Создали муниципальную полицию. Тогда было много новых идей, было что-то интересное, необычное. Назовите мне сейчас новую идею, которая заставила бы наших соседей из Европы сказать: ”вау, как круто, давайте тоже так сделаем”. Сейчас все так скучно, политики занимаются рутинными делами, бюрократией. Раньше обсуждали будущее столицы, теперь решают — ставим туда светофор или нет, может кнопку ближе установим? Гениально!

Раймонд Кальюлайд про пиар во время ЧП, важную роль оппозиции и помощь соцдемов в кризис