В постели с врагом

В последнюю неделю календарного лета этого года всю Эстонию потрясло убийство молодой женщины, когда в качестве подозреваемого под стражу был заключен ее бывший супруг. Произошедшее в деревне Йоотме волости Тапа убийство шокировало местных жителей именно из-за того, что раньше в этой семье не наблюдалось никаких признаков насилия. Мы не знаем, что происходило за стенами этого дома, ведь полиции не поступало ни одного вызова или сообщения о бытовом насилии – в противном случае за семьей бы присматривали, и были бы приняты соответствующие меры.

К сожалению, можно привести и совсем другой пример, когда тяжелый развод привел к насилию, а полиция и прокуратура с самого начала были в курсе проблемы и делали для разрешения этой ситуации все, что позволял закон. Дело дошло до того, что у полиции уже был конкретный план по поимке агрессора, но мужчина опередил их на 24 часа. К сожалению, и в этом конфликте погиб человек – на этот раз сам агрессор. Да, речь идет о музыканте Райво Рятте по прозвищу «Кыммар», а статья, рассказывающая о его разводе, к которому привело домашнее насилие, недавно потрясла некоторых читателей газет.

Две эти истории, как и другие опубликованные журналистами похожие истории, объединяет то, что они публично обсуждаются. Долгие годы домашнее насилие считалось в обществе личным делом людей. В сфере семейного насилия мы только три года назад дошли до того, что в уголовном кодексе драка в баре и избиение своего близкого человека стали событиями разной весовой категории. Насилие в отношении близких является самым жестоким видом насилия, которое в действительности никогда и не являлось внутренним делом семьи. Потребовалось много времени, чтобы мы начали говорить о семейном насилии как об одном из видов преступления, на которое все мы должны обратить внимание. Крайне важно говорить об этом, чтобы можно было приступить к решению проблемы.

Полицейские Ида-Вирумаа получают в среднем 140 сообщений о семейном насилии в месяц. С одной стороны, эта цифра ужасает, но с другой, показывает, что люди наконец-то решаются говорить на эту тему и обращаться за помощью – появилось доверие к блюстителям порядка. Естественно, это доверие нужно оправдывать, что, к сожалению, не удалось в начале года в Нарве. В случае с погибшей от рук своего мужа Еленой полиция сделала не все, что было в ее силах. Полиция сделала выводы из этого жестокого урока как по части внутренней организации работы, так и по части персонала. Елену уже не вернуть, но мы должны предотвратить новые подобные случаи.

Смелость людей говорить о проблеме – это одно, но им еще нужно знать, что насильник будет наказан. В Ида-Вирумаа полиция возбуждает наполовину больше уголовных дел, связанных с бытовым насилием, чем в прошлом году, а число производств, связанных с угрозами, выросло в целых три раза. Это говорит только об одном: мы делаем все, чтобы поддержать потерпевшего, а агрессор испытал на себе последствия своего поступка. К такому же выводу привел длившийся до апреля этого года пилотный проект в Пярну, в рамках которого основной акцент делался на выселении насильника из дома и на поддержке жертвы. Проект показал, что крайне важное значение имеет незамедлительное консультирование и поддержка жертвы на месте происшествия. Потерпевшему необходимо также гарантировать безопасную среду. В психологическом смысле домашнее насилие представляет собой очень сложный вид преступления, а, преодолев шок, потерпевшему может показаться, что проще будет продолжить прежнюю жизнь, чем переворачивать все с ног на голову. Поэтому жертве насилия необходимо оказывать постоянную поддержку, особенно, если в этом задействованы и дети.

В Ида-Вирумаа одну треть потерпевших или свидетелей бытового насилия составляют дети, и социальный работник местного самоуправления должен там успевать очень быстро вмешиваться. Чем дольше ребенок будет переживать травму, тем тяжелее она скажется на всей его дальнейшей жизни. В Пярну в ходе пилотного проекта выяснилось, что обмен информацией между ведомствами недостаточный и медленный, а ведь именно скорость рассмотрения случаев домашнего насилия имеет ключевое значение. То же самое касается и сотрудничества: полиция и прокуратура могут наказать насильника, но, чтобы помочь потерпевшему или потерпевшим, организации по защите детей или помощи жертвам должны предоставлять постоянные консультации и поддержку, пока человек не оправится. Для жертвы бытового насилия должна быть создана сеть социальной безопасности, она должна чувствовать, что у нее есть, на что опереться, чтобы выбраться из этой очень сложной ситуации – именно это и стало одним из главных выводов свежего пилотного проекта. Стартовавший в Пярнумаа проект теперь продолжается в Йыхви и Кохтла-Ярве, а со следующего года совершенно новый подход к проблеме домашнего насилия будет применяться и в Нарве. Последний кабинет министров подтвердил, что на основе сделанных в Пярну выводов будут внесены необходимые изменения в законодательство и в организацию ведомственной работы, а не позднее чем через три года проект будет реализован по всей Эстонии.

Вообще, ошибочно полагать, будто бытовое насилие не касается всех остальных. Большинство насильников тоже когда-то было жертвами, которые не получили достаточной помощи. Дети, выросшие в атмосфере насилия, став подростками или взрослыми, не умеют решать проблемы каким-то иным способом, и это же самое насилие настигает нас в школах и на улицах. Насилие порождает насилие, и мы можем разорвать этот порочный круг, помогая не только детям, но и самому агрессору. По требованию окружной прокуратуры в Нарве начала работу опорная группа для мужчин, проявивших насилие в отношении близких, посещение которой – одно из условий договорного производства. Мы можем спорить о том, является ли 10 мест в группе большим или маленьким количеством, но начало положено, потому что одно только наказание не разорвет кольцо насилия и не изменит агрессора, если не заниматься причинами насилия.

И в первую очередь мы должны изменить отношение. К сожалению, число преступлений с применением насилия в Нарве значительно выше среднего по Эстонии, и большинство из этих преступлений как раз и образует насилие в отношении близких. Мы должны прийти в обществе к такому же отношению к бытовому насилию, как и к взлому: к нулевой толерантности. Если имеются подозрения, что кто-то страдает от домашнего насилия, то следует вмешаться и сообщить об этом. Давайте создадим крепкую опорную сеть и предложим помощь всем сторонам, чтобы не заниматься последствиями бытового насилия, а предотвращать его.